Александр Блок

(Пamoгpaфичecкий очерк)

Д-ра Я.В.Минц (Москва)

В нашей развивающейся патографической литературе, до сих пор еще нет ни одной работы, посвященной Александру Блоку.

Между тем, личность этого поэта, с его своеобразной и сложной психической структурой, давно ждет своего исследователя.

О Блоке имеется довольно изрядная литература, дающая возможность сделать в этом направлении очень многое. Правда, некоторые ценные и важные данные о некоторых периодах его жизни до сих пор еще не опубликованы (например, Дневник Блока, за период 1903—1904 г.) Все-таки то, что есть в литературном материале о Блоке, дает возможность набросать в общих чертах канву его будущей патографии.

Прежде чем перейти к такому освещению личности Блока, остановим наше внимание на данных о его наследственности.

Предки поэта—выходцы из Мекленбурга—немцы. Прапрадед—Иоганн фон-Блок, врач времен Елизаветы, прибыл в Россию в 1755 г., был литератором.

Дед поэта—Лев Алекс.—правовед, был душевнобольным, окончил жизнь в психиатрической больнице.

Первый сын его—Петр—играл на скрипке, адвокат; другой сын—Иван—юрист, музыкален, играл на виолончели; дочь Ольга, также музыкальна, играла на рояле.

Отец поэта, Александр Львович Блок, профессор государственного права, написал несколько научных работ. По мнению самого поэта, это был человек неуравновешенный. Бекетова рисует его как деспота, демона с тяжелым характером, он держал свою жену впроголодь, бил ее; это послужило причиной их развода через год после женитьбы. Плюшкинская скупость уживалась в нем с отсутствием расчетливости: не жалея деньги на самые дорогие билеты в театр, он заставлял голодать жену.

Александр Львович был в то же время выдающимся музыкантом и тонким стилистом; по мнению Бекетовой, поэт унаследовал от отца эту музыкальность, которая проявилась в его стихах.

Интересно, что отец поэта двадцать лет трудился над работой—“Классификация наук”.

Нам придется более подробно остановиться на характеристике и биографии матери поэта, ибо это чрезвычайно важно для обрисовки патографического облика А.Блока,

Отец ее—А. Н. Бекетов—профессор, затем ректор Петербургского университета, ботаник. Умер, разбитый параличем—гемиплегия с афазией.

Бабушка поэта (со стороны матери) была выдающейся женщиной, очень способной; талантливо переводила, писала стихи, способная музыкантша.

Одна дочь—М.А.—была душевнобольной, лежала в психиатрической больнице.

Мать поэта в детстве была очень нервной, истеричной и капризной, нередко находили на нее припадки буйной злобы.

С 14-ти лет начала писать стихи и продолжала их писать всю жизнь; в 15 л. самым заветным для нее были религия и литература. В это время у нее начались "прозрения": увидев однажды утопленника, она была охвачена мистическим ужасом; такие приступы мистического ужаса у нее повторялись несколько раз. Вспоминая свою сестру в это время, Бекетова пишет: "она злилась, как хищный зверь, на нее нападала истерическая раздражительность". В 16 лет в ней проснулась пламенная религиозность; она часто посещала церковь, горячо молилась и постилась; нужно отметить, что родители ее были совершенно нерелигиозны.

Восемьнадцати лет А. А. вышла замуж и, как мы уже сказали, через год развелась с жестоким мужем.

В возрасте 30-ти лет, по словам Бекетовой, она начала страдать эпилептическими припадками, которые с каждым годом учащались. Об этих припадках Блок часто пишет в своем дневнике. Бекетова отмечает огромное сходство поэта со своей матерью: оба они отличались повышенной впечатлительностью, нежностью, были страстны, крайне нервны, склонны к мистицизму и философскому углублению житейских явлений; к общим чертам относятся: щедрость, искренность, склонность к анализу и исканию правды. Те же капризы и неровности характера, которые мы отметим у сына, были свойственны и ей. Но в то время, как сын таил свои мысли и чувства в себе и изливал их лишь в стихах, мать была экспансивна и всегда чувствовала непреодолимую потребность говорить.

В 1896 году мрачное настроение матери приняло угрожающие размеры, эпилептические припадки—большие и petit mal— учащаются; припадки кончались мучительным состоянием безысходной тоски и оторванности от внешнего мира. Приливы безысходной тоски в междуприпадочный период усиливались, сменялись бурными порывами, жаждой бунта.

Поэт, по словам Бекетовой, перенял это от матери."И неужели было бы лучше, если б она передала ему только ясность и спокойствие? Тогда Блок не был бы Блоком, и его поэзия потеряла бы свой острый трагический характер", пишет Бекетова, тетя поэта. Как видим, совершенно бессознательная эвропатологическая истина в устах столь близкого поэту человека.

Три раза мать поэта покушалась на самоубийство, религиозность ее стала фанатической, что отражается в ее стихах. Ее не удовлетворяла обычная религия: она искала новых путей, везде видела тайну и мистические влияния, верила в потусторонний мир. Она всем проповедывала свои идеи, стала' деспотической и агрессивной. Бекетова считала свою сестру в этот период душевноболыюй. Мать поэта умерла через полтора года после смерти сына от инсульта с гемиплегией и афазией.

Александр Александрович Блок родился 16 ноября 1880 года. Первый месяц кормила мать, затем был отнят от груди из-за ее слабости. Поздно начал ходить и говорить. В возрасте 2—3 лет поэт был здоровым ребенком, но очень нервен и неспокоен. С раннего детства очень капризен: бывало, усадится на тротуар во время прогулки и дальше долго не идет. Порывы веселого смеха и причуд сменялись у него капризами и вспышками гнева.

Бекетова пишет: "С раннего детства Александр обнаруживал нервность, легко возбуждался, вдруг делался раздражительным, но болезненных признаков пока еще не было". Бекетова объясняет нервность поэта тем, что родители были очень нервные. У поэта в этом возрасте были безотчетные страхи. В четыре года поэт перенес эксудативный плеврит. Читать научился в пять лет и с этого же года стал сочинять стихи, коротенькие рассказы и ребусы

Рисуя характер поэта в возрасте семи лет, Бекетова пишет:

Уже с семи лет отмечается особая замкнутость Саши. Он не любил много разговаривать. Уже отмечались гордость и прямодушие".

Десяти лет Блок поступил в гимназию, где учился 8 лет. Учился неважно, очень трудно давалась математика, по литературе также больших успехов не оказывал. Любимым занятием были чтение и игры.

В 13 лет начал издавать с товарищем рукописный журнал "Вестник"; написал сам книгу, где поместил рассказ "Сон" и два лирических стихотворения. Через год—новых пять стихов.

Первое увлечение Блока произошло в шестьнадцать лет, когда он сопровождал свою больную мать в Наугейм. Он очень тяжело переживал свою любовь, очень мучился и страдал, так что мать очень волновалась за него.

Вот стихотворение Блока, посвященное первой любви:

„Жизнь давно сожжена и рассказана,

Только первая снится любовь,

Как бесценный ларец перевязана

Накрест лентою алой, как кровь".

Очень интересна анкета, составленная про себя поэтом, гимназистом 17-ти лет.

1. Главная черта характера—нерешительность.

2. Что я предпочитаю в мужчине—ум.

3. Что в женщине—красоту.

4. Мое любимое качество—ум и хитрость.

5. Мой главный недостаток—слабость характера.

6. Мое любимое занятие—театр.

7. Мой идеал счастья—непостоянство.

8. Что было бы для меня величайшим несчастьем—однообразие во всем.

9. Кем хотел бы быть—артистом.

10. Каким свойством хотел бы обладать—силой воли.

11. Каким образом желал бы умереть—на сцене от разрыва сердца.

Кончил гимназию в восемнадцать лет; выглядел очень моложавым— лет шестнадцати; до конца своей жизни (41 год) Блок имел очень моложавый вид. Бекетова так описывает внешность поэта в этот период: „Саша был очень хорош: матовый цвет лица, пышно золотые кудри, светлые выпуклые глаза, подернутые мечтательной грустью. Облик его был исполнен врожденного изящества и благородства". Одни сравнивали его с Аполлоном, другие с Байроном.

Эпилептический припадок у Блока произошел в возрасте 16-ти лет. Вот как об этом рассказывает поэт Пяст, друг Блока: "…однажды, ведя беседу о любимом писателе Блока—Достоевском, Пяст спросил не было ли у Блока таких припадков, как у Достоевского; поэт признался, что, когда ему было 16 лет, он однажды за чтением вдруг упал на пол без сознания, вскоре вошла мать, и Блок очнулся". Александр Александрович признает у себя наличие моментов экстаза; он так описывает экстаз: "рождается из тоски, а кончается просветлением, в начале тоска, а потом радость''. Поэт сравнивает свое состояние с состоянием "Идиота" Достоевского, когда тот целый день видит перед собой какие-то глаза, и с состоянием перед припадком падучей.

Таким образом, мы можем отметить у Блока, помимо эпилептического припадка, приступы психических эквивалентов.

Восемнадцати лет поэт поступил на юридический факультет, где пробыл до 1901 года. В воспоминаниях студентов поэт рисуется очень замкнутым, туго сближавшимся. Университет вообще не оказал никакого влияния на поэта. Он весь поглащен стихами.

В 1902 году его уж, начали печатать. К концу этого года появились 10 стихотворений под названием: "Стихи о Прекрасной Даме". Стихи написаны под настроением мистической любви к своей будущей жене—Любови Дмитриевне Менделеевой.

В „Стихах о Прекрасной Дамемечта о вечной Женственности, сходящей с неба на землю. Вечная Женственность, это—дева Мария. Душа мира—чистая девушка. Создают впечатление таинственной сказки тихая восторженность, мистическая влюбленность, смутно-дремотное восприятие мира:

,,Моя сказка никем не разгадана,

И тому, кто приблизится к ней,

Станет душно от синего ладана,

От узорных лампадных теней".

С первых же шагов настоящего оригинального творчества Блока наметилось в его стихах острое мистическое религиозное переживание поэта.

В "Прекрасной Даме" мы видим это тяжелое настроение, полное печали и тоски; мистическая ",даль", ,,неясные призраки" уже овладели душой поэта. Нужно отметить, что Блок сам неоднократно заявлял, что все его стихи с 1898 г. это его автобиография. В 1901 г. Блок перешел на филологический факультет—славяно-русское отделение.

Через 2 года поэт женился на дочери Менделеева. В предисловии к дневнику Блока за 1911-13 г.г. издатели пишут, что I том—дневник 1903—04 г.г.—не может пока быть издан, ибо он касается интимной жизни Блока и его жены, очень тяжелой страницы жизни поэта. Об этой тяжелой трагедии поэта вскользь, не говоря точно, упоминают многие биографы. В одном месте своего дневника, Блок вскользь раскрывает свои сексуальные переживания.

Из днeвниka поэта:

10 ноября 1911 года: ,,Был у Дризена, читал Волконский. Ночь глухая, около 12-ти вышел. Ресторан и вино. Лихач. Варьетэ. Акробатка выходит. Я умоляю ее ехать. Летим, ночь зияет. Я вне себя. Она закрывает рот рукой всю ночь. Я рву ее кpyжева и батист. Часы с нею мучительны, бесплодны.1 Я отвожу ее назад. Эту Женщину я, вероятно, не увижу больше, и не надо видеть, ни мне, ни ей неприятно... Жить на свете и страшно и npeкpacнo".

Бекетова пишет, что Блок совершенно открыто афишировал то, что принято замалчивать в семейной жизни.

Через несколько лет после женитьбы у Блоков родился сын, вскоре умерший.

Со свойственной ему страстью и тоской Блок посвящает сыну мистически-религиозное стихотворение:

,.Я подавлю глухую злобу,

Тоску забвению предам.

Святому маленькому гробу

Молиться буду по ночам.

Но быть коленпопреклонеинным,

Тебя благодарить, скорбя?

Нет. Над младенцем, над блаженным

Скорбеть я буду без тебя".

Больше детей у Блока не было. Окончил университет в 1906 году.

В ближайшие годы им написаны известные вещи—,,Нечаянная Радость", "Лирические Драмы" и т.д.

Первую революцию—1905-06 г.г. Блок встретил восторженно, но, опять-таки переломив всё через призму мистики: он видит образы ,,развертывающегося хаоса", "предвестие конца мира".

Скоро наступает реакция. Блок разочарован: пишет, обращаясь к мещанству:

“Ты будешь доволен собой и женой,

Своей конституцией куцей,

А вот у поэта—всемирный запой

И мало ему конституции''.

В этот период поэт увлекается театром, Мейерхольдом, Комиссаржевской. Пяст называет его настроение в этот период трагическим.

Сойдясь с мистически настроенными Андреем Белым и др., он углубил свое мистически-религиозное настроение.

В стихах он все чаще и чаще говорит о гибели мира, о грядущей катастрофе.

,,Увижу я, как будет погибать

Вселенная, моя отчизна.

Я буду одиноко ликовать

Над бытия ужасной тризной".

,,Каждый вечер, лишь только погаснет заря,

Я прощаюсь желанием смерти горя".

"Есть в напевах твоих сокровенных

Роковая о гибели весть".

В 1911 году у поэта наступает период разочарования в своих мечтах и ожиданиях. Врач констатирует у поэта резкую неврастению и лечит его спермином.

В конце 1911 г. врач нашел нервы поэта в таком состоянии, что на них следует обратить внимание”.

У Блока появляется сильная длительная тоска, начинается период запоя.

В дневнике мы читаем:

28 мая 1911 г.: „Боюсь жизни, улицы, всего, страшно остаться одному".

6 июня 1911 г.: "Утром работал хорошо, потом закатился... пить.

8 июня 1911 г.: "Все еще Katzenzimmer. Работал утро. Одна надежда—оправлюсь. Пока боюсь проклятой жизни. Может, пройдет скоро эта мерзкая тоска жизни".

18 июня 1911 г.: „Я болен, нервы расшатаны".

29 октябя 1911 г.: "Вчера и третьего дня—дни рассеяния собственных сил (пьянство). Вечером изныл от усталости. Вино сказалось".

6 ноября 1911 г.: "Опять 2 безумных дня. Пил в „Тироле".

10 ноября 1911 г.: "Ночам нет конца, весь мир полон ночи".

15 ноября 1912 г. "Брожу с нервами, напряженными и замученными".

3 декабря 1912 г.: "У мамы вчера был припадок".

14 декабря 1912 г.: "Третьего дня у мамы опять был припадок".

20 декабря 1912 г.: “Я почти уж, болен от злости, от нервов".

25 декабря 1912 г.: "У мамы был припадок".

10 января 1913 г.:"Жестко мне, тупо, холодно, тяжко.

7 февраля 1913 г.: "У мамы был припадок.

14 февраля 1913 г.: "Дни все скучнее и тяжелее".

17 марта 1913 г."За эти дни тревога перешла в тоску, изменился, апатия".

27 марта 1913 г. "У мамы припадок".

30 марта 1913 г. "Дни невыразимой тоски".

9 апреля 1913 г."Бездонная тоска" и т. д.

В стихах он пишет:

“По вечерам над ресторанами

горячий воздух дик и глух,

и правит окриками пьяными

весенний и тлетворный дух”.

Поэт живет как во сне. Тоска и вино.

“И мир... он страшен для меня.

И ритм души потерян”

Мир кажется Блоку тихо трагическим маскарадом, танцем масок:

“Тайно сердце просит гибели

Весны не будет и не надо”.

“Крещеньем третьим будет смерть”.

(из стихотворения “Снежная маска”)

До 1916 г. в личной жизни поэта ничего особенного; продолжается мистическое настроение, mocка и пьянство. Войну Блок принял по-своему, как поэт и мистик:

“Что-же человек.? За ревом стали.

в огне, в пороховом дыму,

какие огненные дали

открылись сердцу твоему”.

“Рев стали” и пороховой дым открывают "огненные дали". Февральская революция застала поэта на фронте, так как он был мобилизован в 1916 г. Вернувшись в Петербург, стал бродить по улицам; он пишет: “Грозное, захватывающее дух и страшно веселое, ходишь но городу, как во сне.

Но, воспламененной пафосом февральской революции, Блок скоро разочаровывается наступившими буднями. Наступила Октябрьская революция. Вот как Бекетова описывает переживание поэта: “ему казалось, что мир действительно рушится, и на смену должно явиться нечто новое и прекрасное. Он ходил молодой и веселый, бодрый, с сияющими глазами и прислушивался "к музыке революции."

Мы знаем, действительно, что романтик Блок, поэт—мистик воспринял революцию как скрябинскую симфонию.

В январе 1918 г. появилось его произведение “Двенадцать".

Революционная вьюга бушует по улицам северной столицы… На улице представители старого мира—поп, барыня, обыватель, капиталист. Но вот появляются 12 красногвардейцев: "…в зубах цыгарка, примят картуз, на сипну бы надо бубновый туз”. Но интересный, ярко рисующий всю глубину мистически-религиозного начала блоковской психики, факт: красногвардейцы "с ангельскими крыльями за плечами” и “в белом венчике из роз впереди—Иcyc Христос”.

“Когда я кончил, пишет Блок, я сам удивился: почему же Исус Христос. Неужели Христос? Но чем больше я вглядывался, тем явственнее я видел Христа”. Когда сожгли имение Блока, Шахматово, с библиотекой и семейным архивом, он сказал: “поэт -ничего не должен иметь, так надо”. Интересно, что еще в дневнике 1912 г. он высказывает толстовские желания отказа от культуры”.

Скоро наступает разочарование буднями. "К концy 18-го года Блoк болезненно сжался и потемнел. Приступила к сердцу беззвездная mocka, пишет Бeкemoвa. В это время он вместе с Андреем Белым и другими организует Вольную Философскую Ассоциацию („Вольфил"), где читаются доклады на мистические и религиозные темы; читает Блок, А. Белый и т. д.

С 1918 г. творчество Блока обрывается. Поэт делается замкнутым, им все больше овладевает тоска и мрачность, появляются признаки тяжелой болезни. Врач Пекелис, лечивший Блока, был поражен сходством болезни поэта с болезнью его матери. Мы помним эпилепсию у матери Блока, прогрессирующее эпилептическое изменение ее личности.

В апреле 1921 года поэт уже тяжело болен: начал „омрачаться его рассудок", пишет Цинговатов.

В это же время приступы грудной жабы.

В таком состоянии Александр Блок скончался 7 июля 1921 г.

Итак, резюмируя жизнь и творчество Блока в свете нашего патографического очерка, мы должны отметить:

Блок унаследовал от своего отца, как одаренность—музыкальную и, отчасти, литературную,—так и психопатические шизоидные черты.

От матери—свой поэтический талант и эпилептическую конституцию. Мы отметили у матери все черты психики поэта: нервный и капризный характер, приступы гнева; в 15 лет она стала религиозной, мистически настроенной; склонность к философскому углублению жизни, к исканию новой религии и правды жизни. С развитием болезни, припадков, мистическое настроение и фанатизм усиливаются, она делается агрессивной, несколько раз покушается на самоубийство. Эпилептическая психика отражается в ее мистически-религиозных стихах.

Сам поэт уже с детства нервный и капризный с внезапными вспышками гнева.

Но, в отличие от матери, у поэта очень рано выявляется шизоидный элемент его личности, унаследованный от отца: Блок замкнут, мало говорит, все свои переживания изливает лишь в стихах, которые стал писать с пяти лет.

В 16 у поэта эпилептический припадок, затем отмечаются приступы "экстаза" (психоэпилепсия), которые сам Поэт сравнивает с состоянием эпилептиков—героев Достоевского.

Физическая конституция поэта соответствует эпилептической личности: диспластик сгипогенитального типа.

С самого начала творчество поэта принимает мистически-религиозное направление.

Преобладающий мотив его стихов - таинственные дали, чувство гибели мира, грядущей катастрофы.

„Романтизм Блока всегда был больным", пишет известный литературный критик, П.С.Коган: "...в его поэзии всегда звучало мятущееся отчаяние". Это мистическое настроение отразилось и на его восприятии всех жизненных явлений: смерти ребенка, воины и революции.

Моменты разочарования сопровождаются длительным запоем и безнадежной тоской. В последние годы мрачное, депрессивное состояние резко усиливается и заканчивается ясно выраженной душенной болезнью перед смертью.

"История творчества Блока,—пишет Цинговатов—есть история его болезни. Сам поэт считает все свои стихи с 1898 г.—автобиографией.

На основании изложенного, мы считаем, что Блок страдал эпилепсией, главным образом в форме псцхоэпилепсии. Шизоидный элемент личности, отмеченный еще с детства, к концу жизни проявился ярче; последние годы Блок стал очень замкнутым, апатичным и угрюмым. Эти шизоидные черты отразились и на символическом характере творчества поэта.

В своей патографии Л. Толстого д-р Г.В.Сегалнн, автор эвропатологической теории творчества, сравнивая гениальных эпилептиков—Достоевского, Толстого и Магомета—говорит: „…у всех у них одни и тот же генезис мистической концепции внешнего мира—их эпилептическое страдание".

К плеяде гениальных эпилептиков—Чайковский, Эдгар Поэ, Толстой, Достоевский, Байрон, Мюссэ, Дантэ и т.д.— мы присоединяем великого русского поэта символиста— Александра Александровича Блока.

Литература.

Дневник А. Блока 1911-1913 гг..

Письма А. Блока к друзьям. Письма А. Блока к родным.

Бекетова. "Воспоминания о Блоке"

Бекетова. "А. Блок и его мать".

Цинговатов. "Жизнь и творчество А. Блока".

И. Гроссман-Рощин. "Александр Блок.//"На литературном посту"',№ 3, 1928 г.

Е. Ф. Никитина, С. В. Шувалов. "Поэтическое искусство Блока".

П.С.Коган. "А. Блок."

Г.В.Сегалин. "Патография Л. Толстого".// "Клинический архив гениальности и одаренности), вып.1, 1926 г.

1 Курсив наш - Я.М

 

Hosted by uCoz